Рецензия на книгу «Гарри Поттер и Проклятое дитя»

Это не продолжение «Гарри Поттера». Это книга о других людях, написанная другими авторами. Но на обложке стоит имя Роулинг. На обложке написано «Гарри Поттер». Поэтому от этой книги ждут слишком многого.
Зная, что это сценарий, что Гарри 37, а не 17, зная, что текст написан Джеком Торном. Все равно ждут — заведомо большего, чем она может дать. И, разумеется, разочаровываются. Поэтому эта книга сама по себе — проклятое дитя.

Единственная сцена в этом сценарии, которая вызывает положительные эмоции, — это сцена знакомства Альбуса и Скорпиуса. Здорово, что они подружились; здорово, что это произошло именно так. Но и в этом знакомстве некоторые фразы режут ухо.

Остальное дико переврано. Даже первые сцены, основанные на эпилоге седьмой книги.

У Роулинг Гарри садится на корточки, чтобы посмотреть сыну в глаза.

У Торна Альбус дергает отца за мантию, как маленький. Не дотрагивается до рукава, а именно дергает. Видимо, иначе внимание не привлечь.

И в таких мелочах, как эти движения, видна пропасть между двумя разными моделями отношений в семье.

Гарри в пьесе и фильме
У каноничного Гарри Поттера совсем другие отношения с сыном

У Роулинг Гарри предельно конкретен в своих напутствиях. Не забудь про чай у Хагрида. Не связывайся с Пивзом. Не дерись на дуэли, пока не научишься. Не позволяй Джеймсу тебя накручивать.

У Торна прощальные слова Гарри — стандартный набор советов от родителя, который хочет, чтобы его поскорей оставили в покое. Слушай учителей, не слушай брата и наслаждайся жизнью. А теперь поторопись, а то поезд уйдет без тебя.

И дальше, на протяжении всего сценария, Гарри пользуется все тем же разговорником-самоучителем «Как быстро отвязаться от своего ребенка».
Оттуда же он, видимо, извлекает обоснование для своего желания поскорее слиться: я не знал своего отца и не знаю, как быть отцом. Может быть, он живет работой? Но на работе ждет куча бумаг, которые он не хочет разбирать. Чем же он живет? Мечты, планы, тревоги? О, на Хэллоуин он хочет взять свое детское одеялко и посидеть с ним на могиле родителей. Это его единственный план. В этом сценарии Гарри пуст. Хуже Волдеморта — у того, по крайней мере, была цель. А Гарри — просто зомби.

То же самое с Гермионой. В Хогвартсе она боролась за права эльфов. Теперь она министр магии, за чьи права она борется сейчас? Она борется за свое право есть ириски. Запоздалый бунт против родителей-стоматологов. А в целом — та же пустота, что у Гарри.

Рон, по крайней мере, пытается шутить. Но и в этом его переврали. Два диалога — у Роулинг и у Торна:

1. “Why are they all staring?”

“Don’t let it worry you,” said Ron. “It’s me. I’m extremely famous.”

(J. K. Rowling)

2. ALBUS: Everyone’s staring at us again.

RON: Because of me! I’m extremely famous. My nose experiments are legendary!

(Jack Thorne)

Ну и, по возможности, на русском:

1. — Почему все так смотрят?

— Не обращай внимания, — сказал Рон. — Дело во мне. Я чрезвычайно знаменит.

(Дж. К. Роулинг)

2. Альбус: Опять все смотрят на нас.

Рон: Из-за меня! Я чрезвычайно знаменит. О моих экспериментах с носами ходят легенды!

(Джек Торн)

Достаточно тонкая разница в интонации — и большая разница в оставляемом впечатлении.
У Роулинг Рон говорит спокойно и уверенно. У Торна он выкрикивает, как клоун с манежа.

Даже дети в эпилоге у Роулинг были другими.

У Роулинг Лили плачет, что братья уезжают.

У Торна она говорит, что погонится за поездом.

У Роулинг Роуз не произносит ни слова, хотя Рон явно подначивает ее, а Гермиона упрекает Рона за это.

У Торна Роуз — в каждой бочке затычка. Она вмешивается в разговор взрослых, возражая родителям. Называет фокусы отца глупыми. Отказывается передавать привет Невиллу (в эпилоге эту реплику произносил Джеймс).

У Роулинг Альбус с нетерпением ждет встречи с Роуз. Роуз рада Альбусу. Их обоих тревожит предстоящее распределение.

У Торна Альбус недолюбливает Роуз. Роуз абсолютно уверена в себе и в своем праве выбирать друзей.

«Проклятое дитя» изменило всех без исключения персонажей. Можно задать еще много вопросов. Почему Снейп рискует всем: собой, Роном, Гермионой и открывает двери в подполье злому и жестокому Царю Скорпионов — только из-за того, что расклеился от одного упоминания имени Лили? Почему Седрик переходит на темную сторону — только из-за того, что ему раздуло голову на публике? Почему Дамблдор плачет, ноет и признается Гарри в любви — только из-за того, что он портрет? Ну, ответы понятны. Потому что «я художник, я так вижу».

Главный вопрос остается один. Почему Роулинг ЭТО хвалит? Почему она позволила вытворить это со своими героями?

Роулинг вообще любит играть с ожиданиями читателей. Одну из своих книг она издала под псевдонимом. Результаты этого эксперимента были предсказуемы: книга никого не интересовала. Потом выяснилось, что ее написала Роулинг, и книга заинтересовала всех. Магическая сила имени? Тогда эксперимент наоборот. Роулинг издает не свою книгу со своим именем на обложке. Примут ли читатели это проклятое дитя?

Читатели-то не принимают. Но книгу номинировали на Holden-Crowther Book Award 2016. Уже не смешно.

Автор рецензии: Ирина Кононова.
При копировании материалов обязательна ссылка на сайт lyublit.ru.

2 комментария от “Рецензия на книгу «Гарри Поттер и Проклятое дитя»

  1. Полностью согласна с каждым словом, даже добавить нечего. Как бы я ни старалась оправдать какие-то моменты, посмотреть на них с другой стороны и т д,, я всё-равно воспринимаю книгу лишь как очередной фанфик по мотивам (причем, не самый лучший), где герои просто носят те же имена, но это вовсе не они.

Добавить комментарий